Последние комментарии

  • Анна Paramonova
    Обычное дело? Вы серьёзно?ПОСТИРАЛА.....
  • Алина
    Нормальная такого не сотворит. Может, с психикой что-то?ПОСТИРАЛА.....
  • Алина
    Лучше снять и ни от кого не зависеть.ЗДРАСТЕ, Я ПРИЕХАЛА!

ПОДРАБОТКА И ОБИДА

Подруга предложила подработать у нее домработницей

– Прошлой зимой у нас на работе было сокращение, – рассказывает тридцатисемилетняя Анфиса. – Я была уверена, что сократят меня. Наша кадровичка терпеть меня не может, все ходила, усмехалась, намеки делала, так что я и не сомневалась, кто первый кандидат на выход.

Другую работу уже начала искать, никому не говоря, по собеседованиям бегала, Нинка меня прикрывала перед начальством… А в последний момент – хоп, и сокращают Нинку! Два оклада в зубы и – до свидания. Мы в шоке были обе…

С Ниной Анфиса просидела в одном кабинете последние четыре года. Женщины делали одну работу и очень сдружились. Вместе ходили на обед и с работы, поскольку выяснилось, что и живут в одном районе. Все друг про друга знали, делились сокровенным.

– Нинке сорок восемь лет исполнилось, у нее сын вот сейчас в одиннадцатый класс перешел! – говорит Анфиса. – Деньги, конечно, нужны: ЕГЭ, поступление, все дела. Папаша алиментов дает то пять, то семь тысяч рублей, и то нерегулярно… А Нинка работу после сокращения ну никак не могла найти. Возраст – как приговор, резюме рассылает, письма пишет – а их никто и не смотрит… В итоге все запасы они с сыном проели, и пошла она кассиром в супермаркет. За двадцать восемь тысяч на руки!

По словам Анфисы, для Нины это существенное понижение уровня жизни. На прежней работе женщина получала девяносто тысяч, и жить привыкла на широкую ногу. Накопления делала, но в основном целевые: на ремонт, на зубы, на хорошую мебель, на отпуск. Накопит, купит то, о чем мечтала – опять в закромах пусто. Пока не появится новая цель.

А теперь пришлось основательно затянуть пояса на себе и на сыне.

– Очень тяжело живет, все время плачется, что денег нет! – рассказывает Анфиса. – В парикмахерскую ходит для пенсионеров, за двести пятьдесят рублей стрижется на свой страх и риск, красится дома, про маникюры-педикюры в салоне даже и не мечтает. Одежду донашивает, говорит, это счастье, что много осталось с хороших времен. А вот что будет делать, когда все сносит – вопрос. Обновки в бюджет не вписываются абсолютно…

– А с поступлением сына в институт что планируют?

– Я тоже спросила. Нинка говорит – ничего делать не буду, сыну уже объяснила, что все в его руках. Репетиторов она не тянет. Поступит куда-то – хорошо, а нет –еще лучше, мол, работать пойдет, слезет с шеи… Раньше она о том, что у ее ребенка может не быть высшего образования, даже слышать не хотела! А теперь уже в институте видит проблему, мне кажется, это же еще пять лет сына содержать придется…

– Да уж. Вот что значит – изменилось мировоззрение за короткое время! Хотя это объяснимо. На двадцать восемь тысяч с хорошо кушающим подростком, почти мужиком, жить и вправду тяжело и невесело.

– Да я вообще ее не узнаю! Другой человек просто. Раньше она позитивная была какая-то, легкая – и в общении, и на подъем, а сейчас… Только ноет и плачет! Я терпела, терпела, а потом говорю – Нин, ну так тоже нельзя! Тебе еще жить и жить, пятидесяти нет. Давай, говорю, что-то придумывать, искать выход из ситуации. Денег не хватает катастрофически – значит, надо решать эту проблему как-то. Продолжать искать нормальную работу, не кассиром!

– А она что?

– Замахала на меня руками – я, говорит, всю Москву уже обшарила, нет для меня нормальной работы, никто меня никуда уже не возьмет никогда, молодых полно! Я ей предложила – ну, подработку найди тогда. Вон, говорю, у нас женщина, примерно твоя ровесница, раз в неделю убирает квартиру. Сейчас она к дочери уезжает, та родила недавно. Так что будем искать ей замену. Хочешь, говорю, на ее место? Квартира – трешка, полная уборка, мойка сантехники, кухни, глажка белья, один день в неделю, пять тысяч рублей выход. По-моему, отличные условия! В месяц – плюс двадцатка к ее зарплате, хорошие деньги!

– И что, согласилась она?

– Нет. Наоборот, оскорбилась даже, ты представляешь? Как у тебя язык повернулся, говорит, предложить мне мыть твой унитаз? Ты меня унизила! Зарыдала, трубку бросила, больше не звонит. Обиделась… Вот скажи, я действительно неприличное что-то предложила, да? Надо было просто денег дать? Но с какой стати? Мне они тоже не с неба падают… Или что надо было сделать?

Как считаете, действительно Анфиса предложила подруге что-то ужасное? Унизила, потопталась на самооценке человека, который и так доведен до крайних обстоятельств? Самоутвердилась за счет этой несчастной Нины?

С такими друзьями и врагов не надо?

Или Нина неправа, ничего страшного ей не предложили, подруга искренне хотела помочь? 

Что думаете?

Источник ➝
Загрузка...

Популярное в

))}
Loading...
наверх